Наталья Бардичева «Драконология: величина науки»

Наталья Бардичева, автор проекта «Драконы XXI века»
18 декабря 2011 года

LittleDrakon_2017_05_25_velichina_nauki

«Обывательское мнение о драконологии известно какое: какая-то магическая, вымышленная игра в науку о том, чего не существует. Такое мнение — это современные мифы о драконах, а также мифы о драконологии и мифы о мифах (тех, настоящих, древних). Сплошь одни заблуждения, пользы от них нет. Ладно бы хотя б в развлекательном смысле, но ведь и фантастика, построенная на этом некачественном фундаменте, — хлипка и невкусна.

Оставляя в стороне вопрос предмета драконологии (который часто понимают в сказочном духе), расскажу про другой интересный вопрос. Когда люди пытаются себе представить «науку о драконах», они ставят её в один ряд с такими крупными науками, как, например, биология, археология или квантовая физика. Разумеется, на их фоне драконология кажется чем-то слишком мелким, слишком узким, недостаточным для того, чтобы являться самостоятельной дисциплиной. Дракон — это частный случай мифологии, литературоведения… ну или криптозоологии (для любителей понимать дракона как некое таинственное земное животное), говорят они. Науки о нём не может существовать. Это всё равно что объявлять наукой ложковедение, табуреткологию или любую другую мелочь. Читать далее

Snap-Dragon, или «драконий зев»

nDg-00668Дракон, играющий в «драконий зев».
Илл. из книги The Book of Days, 1832. nDg-00668

В XVI-XIX веках в Англии, Канаде и США была распространена салонная игра, участники которой уподоблялись драконам — так, как драконов представляли тогда. В первую очередь это означало огнедышащее чудовище, потому и игра, известная как Snap-Dragon или Flap-Dragon, создавала игрокам образы огненные и демонические.

Играли в неё зимой, когда рано темнело, особенно в канун Рождества. Погасив свет для пущего эффекта, дети или взрослые ставили на стол неглубокую миску, которую заполняли изюмом сообразно количеству участвующих. Затем туда вливался подогретый бренди — и поджигался. Лица окружающих высвечивались синими языками пламени. Задача каждого участника — выхватить из горящей миски изюм и съесть его. Когда горящая ягода попадала в рот, «драконий зев» закрывался, чтобы потушить её. Но даже несмотря на то, что пламя было не очень горячим, требовалось много смелости и сноровки, чтобы съесть изюм и не обжечь при этом руки и рот.

snapdragonПрактическая реализация, конечно, могла немного меняться. В качестве горючей основы подходил любой крепкий алкоголь, а когда изюм заменяли на что-нибудь более скользкое, например, смородину, игра становилась сложнее. Огненные капли разлетались далеко от миски, что заставляло делать соответствующие предосторожности.

Игра оказывалась захватывающей, дерзкой, дикой и шумной и прекрасно подходила для вечеринки на праздник Богоявления. Англичан и культурно близких к ним людей не смущал образ дракона, проявляющийся в такую ночь. А саму игру возводили до античных представлений о Геракле, убившем огненного draco из сада Гесперид и приготовившего его пылающее мясо; или же соотносили с традиционным культом Георгия-драконоборца.

Хотя к началу XX века «драконий зев» перестал быть популярным, традиция этой игры в некоторых семьях встречается даже сегодня.

С. Плетнев «Аспекты эволюции драконов»

Рецензия Сергея Плетнева на цикл «Слово о драконе» Павла Шумила была опубликована в первом выпуске альманаха «Наша фантастика», выпущенного издательством «Центрполиграф» в 2000 году.

LittleDrakon_2016_07_14_Kosha«Аспекты эволюции драконов: Абсолютно ненаучное драконоведческое исследование по Павлу Шумилу»

 

Как сказал классик, нужно брать музыку у народа
и только обрабатывать ее… Так я и делаю. Поэтому,
когда сегодня берешь у композитора — это, собственно
говоря, берешь у народа; берешь у народа — берешь
у себя. И главное, чтобы музыка была твоя. И кто говорит

плагиат, я говорю — традиция…
Ю. Энтин. Пиф-паф, ой-ой-ой!

Я грязью из-под шин плюю в чужую эту колею.
Эй вы, задние, делай как я, это значит: не надо за мной.
Колея эта только моя,
Выбирайтесь своей колеей, выбирайтесь своей колеей.

В. Высоцкий. Колея

Дракон! После стольких лет поисков, размышлений,
неудач он все-таки увидел живого дракона!

К. Саймак. Заповедник гоблинов

В Школе Гед прочитал о драконах все, что можно
было найти в древних книгах, но одно дело читать о
них и совсем другое — встретиться лицом к лицу.

У. Ле Гуин. Волшебник Земноморья

Всё течет, всё изменяется. Нельзя дважды войти в одну и ту же реку (опять цитата!). Изменяются герои Фёдора Михайловича Достоевского, да и герои других авторов тоже. Изменяются сюжеты, накапливается опыт. И не зависит это от того, пишет автор философский трактат или любовный роман. И вот смотрите — уже рыцарский средневековый роман (вспомните хотя бы «Замок Отранто») расщепляется на современные ужастики и фэнтези.

Точно так же технократическая фантастика времён Советского Союза плавно и незаметно перерастает в современную русскую фэнтези. Это не плохо и не хорошо. Это естественно. Всё вокруг развивается, движется… И вот уже нет такой святой веры в руки-крылья и сердце — пламенный мотор. Их сменили другие взгляды на мир и на людей, и всё чаще стали возникать мысли, что если и нет предела совершенству, то не за счёт технических достижений. «Что-то физики в почёте, что-то лирики в загоне» — извечный спор шестидесятых. Уже и вспомнить трудно, кто это сказал. Но это было так давно. И вот уже по всему миру семимильными шагами движутся рыцари и драконы, гномы и эльфы, оборотни и великаны, среди этих несметных полчищ всё чаще и чаще проскакивают могучие русские витязи, а им строят всевозможные пакости (а иногда помогают) лешие, кикиморы и прочая, такая родная нашему читателю отечественная нечисть.

Но…

Но есть вещи, не меняющиеся от века к веку, от книги к книге. Драконы — известные всем и в то же время загадочные для каждого из нас. Со времен старых добрых английских сказок драконы дожили до наших дней, и ещё как дожили. Они заполнили всё. Нет, по-моему, ни одной фэнтезийной (и не только) книги, где бы они не были хотя бы упомянуты. Их убивают рыцари, забивают дубинами предприимчивые крестьяне, с ними сражаются могущественные маги, их отравляют (в прямом и переносном смысле) слабые женщины, а они, погибнув, оживают в новом произведении. Такие вот «птицы фениксы современного средневековья». Оживают и принимаются опять за своё. Крадут принцесс, охраняют несметные богатства, нападают на караваны, требуют дань с городов. То есть занимаются тем, чем и должен заниматься нормальный среднестатистический дракон. Казалось бы, что еще можно ждать от дракона?

Конечно, образ дракона изменчив. Восходя к древнейшим змеям (нагам), он символизирует мудрость и коварство, жестокость и жадность. Реже, выпадая из общего ряда, некий отщепенец заводит дружбу с рыцарями и принцессами и очень обижается, если у его носа какой-нибудь неуёмный вояка начинает размахивать мечом. Но всё же… Дракон — традиционный символ зла, изощрённого, лишённого всякой жалости, обогащённого огромным житейским опытом (драконы никогда не умирают естественной смертью!).

Д р а к о н. Вы знаете, в какой день я появился на свет?
Л а н ц е л о т. В несчастный.
Д р а к о н. В день страшной битвы. В тот день сам Атилла потерпел поражение, — вам понятно, сколько воинов надо было уложить для этого? Земля пропиталась кровью. Листья на деревьях к полуночи стали коричневыми. К рассвету огромные чёрные грибы — они называются горбовики — выросли под деревьями. А вслед за ними из-под земли выполз я. Я — сын войны. Война — это я. Кровь мёртвых гуннов течет в моих жилах — это холодная кровь. В бою я холоден, спокоен и точен.

Евгений Шварц. Дракон

Этим всё сказано… Но вот среди полчищ подобных драконов появилось нечто… скажем, не совсем вписывающееся в общепринятые рамки. Такая белая ворона драконьего племени. Он не делает ничего такого, что делало бы его похожим на других драконов, а поступки его ставят в тупик любого. Узнали этого представителя отряда драконов? Нет? Тогда познакомьтесь: Мастер, Великий Дракон или Коша — дракон из сериала Павла Шумила. Давайте рассмотрим его поближе. Дракон по Шумилу — кто же он? Жестокая и умная боевая машина или весёлый любитель сокровищ и принцесс? Или что-то особенное…

По внешнему виду… ну не писать же тут в очередной раз, как выглядит обычный взрослый дракон, его каждый видел (хотя бы во сне или мечтах). Всё на месте. Голова на своём, крылья на своём. Даже хвост есть. В чем же главное отличие? А вот мыслит он как человек. Что же такое случилось, к чему бы это? Да все очень просто: это не сказочный дракон, а человек в теле дракона. Технические возможности цивилизации таковы, что уже можно создать себе любое тело. Ну не получилось у героя создать себе человеческое тело с неограниченными возможностями, не смог он. Ничего: дракон — тоже человек, хоть рогатый и с крыльями. А то, что крыльями можно и не махать, так кто про это знает? Вот только родства не помнит своего. Историю помнит — опять-таки не та история. Кто сам и откуда — тоже не помнит. Зато знаний — на пять гениев сразу. И музыку напишет, и картину нарисует. Опять-таки с поэмами и балладами — затруднений никаких. В компьютер влезть — тоже нет проблем, даже если пароль забыл. А уж поднять уровень цивилизации со средневекового уровня хотя бы до двадцать второго века Земли — мечта жизни! А что средневековый пейзаж вокруг — так это же не Земля, это совсем другая планета, да ещё в параллельном измерении. Да и люди поступают так, как им и положено, — на то они и люди, а не драконы какие-нибудь.

И вот карточный домик фэнтезийных декораций моментально разваливается под мощным прогрессорским натиском главного героя. Технократическая цивилизация тяжёлой, но уверенной поступью движется по крестьянским полям и замкам влиятельных сеньоров. Вот уже простая крестьянка может поболтать с подругой не выходя из дома, а не за горами тот момент, когда молодые и уверенные в себе герои под чутким руководством своего неизменного (и неуязвимого) лидера вырвутся в космос и понесут свои знания соседним мирам, прозябающим в невежестве и отсталости. Новоиспечённый янки при дворе инопланетного короля Артура. Но есть одна разница. Люди сами хотят этих изменений, они им нравятся, их принимают.

Весь цикл — это гимн техническим возможностям человека-дракона, лишённого присущих обычному человеку недостатков и ограничений. Правда, по наследству ему от своих соотечественников досталось немногое. Но главное, что ему всё-таки досталось, — это вера в безграничность своих сил и возможностей. Надо — восстановим разрушенную неумолимым временем базу, надо — построим новую, надо — соорудим современную технику и обучим владению ею друзей и соратников, надо — сокрушим могущественных противников прогресса.

Да, конечно, у героя обязательно есть противники. Но противники ли они ему по-настоящему? Сначала они представляются прозябающими в невежестве и косности. Но на деле они — средоточие знаний, да и цели у них, оказывается, те же, только путь они избрали иной, да ещё и внутренние противоречия, борьба взглядов и мнений… И вот уже в лагере бывших противников появляются сторонники, да не простые, а определяющие их политику.

Есть, правда, ещё одна маленькая, ну совсем крошечная проблемка. Главный герой одинок. Конечно, у него есть верные друзья и соратники, но они — люди. Именно люди — на двух ногах и без крыльев. Но ведь возможности человеческой мысли безграничны. И всё решается блестяще. Если генетическими методами можно получить одного дракона — почему бы не создать ему пару? А затем ещё проще, и размножаться драконы, оказывается, могут, да и лучших друзей в драконьи тела пересадить — пара пустяков. Правда, не все этого хотят, хотя возможностей у драконов гораздо больше. И летать можно, и бессмертие опять же. Только вот почему-то не все люди хотят бессмертия таким путем… и в этом тоже есть определённый смысл.

Ведь что важно? Важно, что весь цикл — это сага о сосуществовании двух биологических видов, собственно, людей и людей-драконов — людей и нелюдей одновременно. Да, люди и драконы могут жить в мире и понимании, только для этого нужно понять друг друга. Поставить себя на место другого, и тогда всё становится на свои места. Сразу исчезают проблемы и комплексы. Драконы всё же, несмотря ни на что, были и остаются людьми. Точнее, Людьми. Наверное, ещё большими Людьми, чем люди, их окружающие. Они совершают ошибки и промахи, и они отнюдь не идеальны. Что послужило причиной такой человечности? Может быть, их неуязвимость или огромный объем знаний, а может быть, накопленный жизненный опыт? Но ведь именно человек со своей уязвимостью и ограниченностью возможностей сумел создать себе такое тело, именно человек положил начало драконьему племени, а кроме всего прочего, зная о своем несовершенстве и уязвимости, эти люди готовы были отдать жизнь за своих друзей-драконов. Именно понимание этого и долг перед людьми делает этих драконов настоящими Людьми, правда, со всеми присущими драконам недостатками в виде бессмертия.

И ещё. Когда же люди будут жить счастливо? Может быть, когда они начнут чувствовать переживания друг друга? Несколько абсурдно звучит для человека. Не потому ли автор вложил такую возможность в общение между драконом и человеком? Не потому ли автор сделал только попытку, причём неудачную, развить эти свойства в человеке (повесть «Адам и Ева — 2»)? Проблема ещё только поставлена. Может быть, автор, а может, тот, кто подхватит эту эстафетную палочку, смогут решить её? А может, её вообще не надо решать? Но это уже вопрос будущего.

Как всегда, не все части цикла равнозначны. Самая первая — всё-таки самое-самое. Да и вторая часть, «Последний Повелитель», ничуть не хуже. Дальше идет извлечение из найденного клада всего, что только можно. «Давно забытая планета», как и «Дракон замка Конгов», вполне добротные вещи, но… Однако дальше неожиданный скачок, и вот новая жемчужина — перед вами «Стать драконом» и «Осколки Эдема». Если вы не достали первых книг и начали с них, то можно считать, что именно это — начало. «Иди, поймай свою звезду», «Караван мертвецов» и «Адам и Ева — 2» — тоже неплохо, но всё в мире относительно.

Прав тот, кто что-то делает. Критиковать можно всё, это проще. Н. А. Бердяев говорил: «Лучше быть второразрядным творцом чего-то, чем перворазрядным творцом о чем-то». Павел Шумил рискнул творить своё «что-то». Рискнул творить и получил результат. А где взять идеальных писателей? Даже те, кого мы считаем классиками, далеки от абсолютного совершенства. В любой книжке можно найти кучу несоответствий мировым закономерностям. Можно накопить определённое число стилистических и грамматических ошибок. Можно придраться… Но стоит ли это делать? Ведь читается. На одном дыхании, с бессонными ночами и красными от усталости глазами. Значит, что-то в этом есть, значит, вещь удалась. Жалко только, что очень мало, что продолжения, наверное, и не дождешься, а если оно появится, быть может, окажется хуже…

И всё-таки очень здорово. Здорово, что кто-то сумел взглянуть на драконов по-новому, открывая, быть может, новое направление (говорят, что всё новое — это хорошо забытое старое) в современном драконоведении, направление, которое, несомненно, займёт надлежащее ему место. А может быть, про драконов ещё не всё сказали? Может, дракон — это что-то совсем другое?

Правда, за драконами не видно ещё одной идеи, быть может, более глубокой, чем замысел о драконах. В книге часто мелькает знакомое слово «прогрессоры». Второй план книги оказывается более мощным, полемичным, что ли, чем первый.

«… Но стоит ли лишать человечество его истории? Стоит ли подменять одно человечество другим? Не будет ли это то же самое, что стереть это человечество с лица земли и создать на его месте новое?»

А. и Б. Стругацкие. Трудно быть богом

Как просто решить эту проблему, если ты поставлен в безвыходное положение. Но кто, как не автор, ставит героя в то положение, в котором мы его видим?

Книги Павла Шумила невероятно эклектичны. Это традиция «старой фантастики». Сотни разных общечеловеческих вопросов возникают, иногда решаются, но чаще остаются открытыми. Проблемы любви, дружбы, умения понимать друг друга, существования идеальной семьи и венца всему — идеального общества. Незаслуженно забытые идеи и традиции старой школы мастеров советской фантастики. Что плохого можно увидеть в здоровом оптимизме, вере в Человека, в его будущее — красивое и радостное?

Серия о драконах вобрала в себя идеи не только Стругацких, но и развила замыслы Казанцева и других, ныне почти забытых авторов. Заслуженно ли забытых? Но это уже тема для отдельного разговора.


Прочесть книгу Павла Шумила «Слово о драконе» можно здесь.

Интервью Драко Локхарда газете «Вечерний Тбилиси» (2015)

Эгриселашвили Г. Фантастический мир драконов на самом деле чистый и добрый [Текст] / Г. Эгриселашвили ; беседу вёл А. Амиранашвили // Вечерний Тбилиси. — 2015. — 29 августа — 1 сентября. — С. 2.

Интервью приводится целиком.

Любители научной фантастики ищут произведения знаменитых авторов за пределами нашей страны, горячо обсуждая новые бестселлеры, но многие не знают, что рядом живут талантливые люди, пишущие интересные книги. В гостях редакционной гостиной писатель-фантаст Георгий Эгриселашвили.

— Георгий, нашим читателям будет интересно, как в Тбилиси появился писатель, автор большого количества книг по научной фантастике, к сожалению, популярный не у себя на родине, а за её пределами. Не могли бы вы рассказать о себе и о том, как вы увлеклись фантастикой?

— Я обыкновенный грузин, родился в Тбилиси в 1976 году, учился в 128-й русской школе. В юные годы я, как и многие советские дети, ходил на плавание, во Дворец пионеров, в авиамодельный кружок, меня даже пытались обучить игре на гитаре, но это уже явно было не моё. Главной же страстью всегда была техника, благодаря которой я и зарабатываю на жизнь по сей день. В детстве я много конструировал, переделывал игрушечные радиоуправляемые вездеходы, у меня была большая коллекция самолётиков, моделей машин. Всё это вызвало горячую любовь к техническим новинкам… Впрочем, я был не только любителем техники, я увлекался фантастикой, перечитал всех авторов, доступных в те времена в СССР. Как и многие дети, любил А. Дюма, М. Рида, Ф. Купера, других известных писателей, творивших в жанре приключений… Приходилось читать и классику из школьной программы, но она наводила на меня тоску, я и сейчас предпочитаю книги, где есть действие, драма, интрига, непредсказуемый сюжет, где всегда идёт бурное, динамичное развитие событий. Увы, период последних школьных лет вспоминаю с сожалением, так как девяностые годы для моей семьи, как и для большинства наших граждан, были драматичными и трагичными. Ведь тогда шла война, не было денег, возникали проблемы с продовольствием, приходилось выдерживать многочасовые очереди за хлебом, на один час в сутки давали свет, еду мы готовили в буржуйках, ходили за дровами в лес… В те горы я интересовался также и биологией, хотел стать специалистом по млекопитающим, поступил в Грузино-американский биологический институт. Там был хороший уровень преподавания, но проучился я в нём лишь два курса. В начале второго года я впервые сел за компьютер, и это окончательно перевернуло мою жизнь. Я осознал, что отныне мой путь полностью связан с информатикой и компьютерами.

— Итак, вы переключились всецело на компьютеры, как и Билл Гейтс?

— Примерно, только у него немного успешнее сложилась карьера (Смеётся.). Оставаться на биологическом факультете уже не имело смысла, и я перешёл с третьего курса Биологического университета на второй курс Грузинского технического университета, на факультет АСУ (автоматизированные системы управления). Я, можно сказать, засыпал и просыпался с мыслями о компьютерах; мне даже приходилось на последних курсах вести лекции по информатике, поскольку один наш преподаватель любил выпивать, и меня часто просили его заменить. Компьютерное дело я освоил на отлично, став программистом и системным интегратором; я работал в представительстве ООН в Грузии системным администратором, в «Liberty Bank»… Да и сегодня я зарабатываю на жизнь, в основном, ремонтируя компьютеры, телефоны, планшеты, настраивая сети, создавая веб-сайты. Раньше я получал заказы и от наших государственных учреждений, но после того как поработал с мэрией, создавая официальный сайт города Тбилиси, я твёрдо понял, что больше не намерен связываться с официальными структурами и буду работать исключительно на себя. Вообразите, там в мэрии от меня требовали, чтобы сайт Тбилиси ничем, буквально ни одной буквой, не отличался от сайта города Нью-Йорка, то есть даже цвета, расположение текста и пункты меню должны были быть такими же. Все мои возражения, что нас просто засмеют, они не принимали во внимание. И только благодаря какому-то чуду, в конце концов, мне удалось уговорить их хотя бы заменить логотип на герб Тбилиси… В своей области у меня есть принцип — я работаю, чтобы сделать дело, а не деньги. Важен только результат, а сколько моих сил на это ушло — исключительно моя проблема. Поэтому я выполняю свою работу на сто процентов. Иногда я сталкиваюсь с нелёгкими задачами, но исходя из своего характера, не успокаиваюсь, пока не решу ту или иную техническую головоломку. Именно поэтому люди, обращающиеся ко мне, уверены в моём профессионализме и пользуются моими услугами десятки лет.

— О вас говорят, что вы главный «специалист по драконам», которых вы изображаете в своих произведениях. Откуда у вас появился такой интерес к этой области, и когда вы начали писать книги на эту тему?
— Кроме интереса к биологии, мня всегда интересовали нечеловеческие разумные существа, и дельфины явный тому пример. В девяносто пятом году, когда свет нам давали всего на час в сутки, я ходил к своим знакомым в компьютерную фирму, где свет не отключали, и там я набрёл по Интернету на книги русского писателя Павла Шумилова, которые выходили в серии «Слово о драконе». Эти книги изменили мою жизнь.

— Вы хотите сказать, что вы стали «драконоведом»?

— Я не «драконовед», я сам дракон! (Смеётся.) Эту шутку в двух словах не объяснишь. Понимаете, есть довольно большая субкультура, частью которой я являюсь. У нас имеется огромный форум, где зарегистрированы тысячи пользователей, множество сайтов, картинных и творческих галерей… Человеку, не окунувшемуся в эту область, понять подобное очень трудно. Грубая аналогия — скажем, фанаты «Звёздных войн»… Недавно мы как раз обсуждали, чем вызван такой интерес к драконам и, была высказана очень интересная мысль: люди драконы, такие, как я, жаждут иной формы бытия. Мы не хотим жить в реальном мире, он тяготит нас, обрывает нам крылья, и поэтому мы уходим в мир вымышленный — свободный от окружающей нас человеческой жестокости, ненависти и несправедливости. Почему Иван Ефремов или другие знаменитые писатели творили свои великолепные произведения? Разве они были наивными? Человеческое воображение безгранично, без фантазии невозможен прогресс науки или искусства. Я прекрасно понимаю, насколько мои духовные устремления далеки от повседневной реальности; в реальном мире я живу, работаю, но мысленно, духовно — я не здесь. Разумом я переношусь в мир более прекрасный, более чистый и добрый. Дракон — самый популярный мифический образ. Моё сетевое сообщество их любит. В китайской мифологии дракон — это доброе начало, во вьетнамской — символ нравственного совершенства.

— А как вы начали писать книги?

— Я был настолько потрясён уже упоминавшейся книгой Павла Шумилова, что захотел прочитать и другие его произведения, но их не было в Сети. Тогда я рискнул написать самому автору электронное письмо, спросив, есть ли у него и другие произведения о драконах. К несказанной моей радости, он ответил и даже прислал книги, их оказалось целых 11! Моё мировоззрение полностью изменилось, теперь я смотрел на драконов с восхищением и горькой жалостью, ведь их ненавидят лишь потому, что драконы выше и сильнее людей. Мы с Павлом Шумиловым долго переписывались, но затем в стране начался очередной кризис и Интернет отключили почти на полгода. Я не мог читать новые книги Шумилова. Так я и решился на отчаянный поступок: самому написать книгу, где драконов не убивают. С тех пор реабилитация образа дракона в людском сознании стала моей главной целью в жизни… Книгу я отправил П. Шумилову, и он её одобрил, пожелав мне больших творческих успехов. И вот, уже в течение двадцати лет, я пишу научную фантастику о драконах. Бывало, писал и на другие темы, но основой творчества всегда были и останутся прекрасные крылатые существа — драконы. Пишу я под псевдонимом Джордж Локхард, где Локхард в переводе с древнескандинавского означает «дракон». Я печатался в России, но после войны 2008 года со мной прекратили всякое сотрудничество, и с тех пор я публикуюсь в Украине. Писательством в нашей стране больших денег не заработаешь… Вот если б я жил в США, это была бы совсем другая история. А тут я пишу, по большому счёту, только для души. В целом, я написал уже семьдесят пять книг, получил много сертификатов в Украине и России; создал форум «Арена», первый и до сих пор самый большой русскоязычный ресурс о драконах; в 2004 году в Кремле мне вручили диплом за мой веб-сайт www.drakia.com. Я создал также сайт www.dragon.ge.

— Где вы черпаете вдохновение?

— Я пишу в свободное от работы время, и пока работаю над одной страницей — не знаю, что будет на другой, поскольку я всегда вместе с героями участвую в приключениях, и вместе с ними узнаю, что же будет дальше… Мне пишут со всего мира, и что особенно нравится — многие меня благодарят, говорят, что я помог им своими книгами, порой даже спас от суицидальных настроений. По-моему, ради этого стоит жить!

— Георгий, с вами можно говорить бесконечно… Творческих вам успехов.

Беседовал
Александр Амиранашвили

Дракогриф

2015 Chase Stone - Dragonlord OjutaiChase Stone  «Dragonlord Ojutai», 2015

Дракогриф — ныне популярный драконообразный персонаж, соединяющий в себе черты дракона и грифона. Несмотря на то, что формально дракогрифы появились только в конце XX века, история знает множество примеров, когда виверны и драконы наделялись перьями на крыльях. В конце концов, ведь дракон произошёл от змеи с птичьими крыльями.

Любовь авторов к современным дракогрифам не удивительна. Птичье крыло как поэтический образ значительно отличается от мембранного крыла летучей мыши. Птицы, дети Неба и Солнца, олицетворяли некое благо; их крыльями наделены ангелы. Рукокрылым повезло намного меньше. Несимпатичный вид, необычность, способность колдовским образом летать в ночи без света сроднила их с Тьмой. С определённого момента хироптерные крылья стали атрибутом дьявола и через образ дьявола навсегда закрепились за драконом.

Поэтому «мягкие» и «добрые» птичьи крылья стали противопоставляться «жёстким» и «злым» хироптерным. И когда дракон эволюционировал в позитивный символ, многие авторы стали искать средство, как подчеркнуть, что их персонажи не являются теми чудовищами, которые непременно должны быть убиты. Этим средством стал дракогриф.

2015 sasharjones - trepidationSasha R. Jones «Trepidation», 2015

Первоначально дракогрифы содержали драконьи черты в дополнение к грифоньим, но затем куда чаще стал встречаться обратный вариант. В спорных случаях отличают их по особенностям головы. Грифонья голова обычно не имеет зубов в клюве и видоспецифична: орёл, сова, ворон и другие птицы угадываются в её деталях быстро. Драконья, наоборот, даже при наличии большого и мощного оклювья всегда имеет звериные или тем более рептильные черты, которые сложно соотнести с каким-либо биовидом.

Впрочем, порой трудно разобраться, что за персонаж перед нами. Некоторых драконов их авторы снабжают гибридными крыльями, украшают перьями поверх перепонки на манер персонажей с картин эпохи Возрождения или вовсе всю внешнюю сторону крыла покрывают птичьим оперением. Один из ярких примеров такой идеи, оказавший большое влияние на современное драконье творчество, — это трансформация Сапфиры в фильме «Эрагон».

В оригинальной книге Кристофера Паолини Сапфира — настоящий дракон. Но в экранизации её решили сделать более «женственной», добавив перьеобразную гриву и кисточку на хвосте. Маленькая драконочка показана с нормальными драконьими крыльями, но после волшебного превращения взрослая Сапфира приобретает перьеобразные кожистые выросты, закрывающие перепонку с обеих сторон.

2006 Eragon film Saphira 1Сапфира разглядывает свои обновлённые крылья.
Кадр из фильма «Эрагон», 2006

Гибридные крылья — деталь многих современных драконов, виверн и прочих драконообразных.

Поначалу дракогрифы показывались как несчастные помеси, появившиеся на свет после изнасилования грифонихи драконом, но со временем ситуация изменилась. И сегодня их можно увидеть в самых разных сюжетах и ситуациях. Своим отличием от драконов они разнообразят картину и позволяют создать «многообразие драконов» минимальными средствами.

2014 Hontor - Sun Dracogriff IХонтор «Солнечный дракогриф», 2014

2016 Zuschke - Play with meZuschke «Play with me», 2016

2016 Zhendragon - May MFR ShineraiZhendragon «May MFR: Shinerai», 2016

Cinema 5 «Бармаглот»

«Фильм «Бармаглот» показывает, как снимали драконообразных чудовищ в 70-х годах прошлого века. Сюжет у него обычный: крылатое чудовище разоряет деревни, и нужен герой, который бы его победил. Даже если этот герой комичен и побеждает чисто случайно.

Читать далее

Арра «Добро пожаловать»

Материал из раздела «Современные религии и верования», подраздел «Драконофанство»

Арра, автор личной мифологии о драконе
2006-2007 год

«Веришь ли ты в возможность стать Крылатым в этой жизни? Простой вопрос, сложный ответ. Каждый из тех, кто ступил на путь Крыльев, самостоятельно находит ответ на этот вопрос, и я ни в коей мере не претендую на конечную истину в этом процессе. Однако давайте вспомним о том, что каждый язык по-своему искажает понятия изначального языка, нарушая гармонию смысла и искажая понимание.

Что в данном контексте является верой? Что это — слепое следование неким утверждениям, неоспоримость неподтверждаемых фактов или же нечто другое?

Для прояснения ситуации рассмотрим, вчувствуемся по очереди в два таких предложения: «Драконов не существует нигде во Вселенной, никто никогда не сможет их создать, мы умрём в человеческих телах».

Пауза на обдумывание.

Пауза.

Пауза.

Скорее всего большинство из вас почувствовали две противоборствующие силы, утверждающие противоположные истины. Добро пожаловать в наш мир. Будем знакомиться: та из сил, которая утверждала, что «это правда, ведь я никогда не видел драконов, не слышал про них, и наука не достигла таких высот, чтобы мы смогли их сделать, а если и достигнет, то у нас всё равно не будет ни возможностей, ни сил это сделать, да и вообще это похоже на какое-то умопомешательство, лучше даже и не пытаться поверить в эту мечту, чтобы не страдать всю жизнь от невозможности ее осуществить» — это ваш социальный разум. Давайте познакомимся с ним поближе. Родился он ещё в первые годы вашей жизни, когда вы говорили «дай» и слышали в ответ «нельзя». Он рос вместе с вами в школе, когда вы смотрели на окружающих вас и учились подражать им, чтобы они не нападали на вас. Он убедил вас в своей безусловной полезности, доказывая раз за разом, что без него вы «пропадёте». Он, именно он руководит вашими действиями, когда вы не осмеливаетесь познакомиться с понравившейся вам девушкой, когда вы обходите тёмные подворотни с непонятными компаниями или когда просите шефа увеличить зарплату. В чём-то он очень полезен, ведь он предохраняет от разрушения общество в целом и вашу социальную ячейку, но у меня есть для вас хорошая и плохая новость. Плохая новость — это то, что вы не достигнете своих мечт, если будете подчиняться вашему социальному разуму. Хорошая же новость — это то, что вы — это не он. Этот социальный разум — всего лишь инструмент, один из инструментов вашего мышления, наряду с логикой и интуицией. А значит, вам вовсе не обязательно ему подчиняться.

А вот теперь второе предложение для вслушивания, для вдумчивого прочувствования, оно же вторая сила, второй голос, звучащий в вас. «Я знаю, зачем я пришёл сюда. Моё предназначение было избрано мной уже давно, и оно — это лучшее в мире, что только может со мной случиться. Ничто не в силах помешать мне выполнить моё предназначение, стать крылатым самому и помочь стать крылатыми другим. Сила моей мечты будет вести меня, сила моего воображения откроет передо мной все пути, и сила моей любви к себе поможет мне достичь всего, чего я желаю».

В какое предложение вы больше верите — выбирать вам. А для меня вера — это прежде всего сила, сила творить чудеса! И я буду выбирать верить в то, что я хочу и способен осуществить и овеществить свои желания, способен принести в мир радость и любовь, силу и свободу, красоту и благородство истинно Крылатых властителей небес, возлюбленных слуг нашего Создателя, создателя Вселенной.

И помните — Создатель в мудрости своей наделил нас истинно свободным выбором, и ключ к нему — это вера, вера и воображение. Это значит, что мы вольны быть кем хотим и какими хотим и только от нас, от нашего выбора зависит, кем мы станем. И если ваш выбор — это выбор силы и способности исполнить свою мечту о крыльях и о драконах — добро пожаловать к нам, на Путь Крыльев.

И пусть наша вера и любовь помогут вам».


Вернуться в раздел «Современные религии и верования»

nDg-00432

Серебряный денарий Римской империи

nDg-00432
Автор:
н/д
Название: н/д
Дата: середина I в. до н.э.
Материал: серебро
Текущее местоположение: н/д
nDg: 00432

Описание:

Серебряная монета имеет вес 4,02 г. и диаметр 19 мм. Историки расходятся во мнении, когда именно и где именно она была отчеканена. Предполагают, что 1) около 50—49 гг. до н. э. в Галлии; или же 2) около 54—51 гг. до н. э., тоже в Галлии; или 3) в 49—48 гг. до н. э. на монетном дворе, передвигавшемся с Цезарем; или в 49 г. до н. э. в Италии.

На аверсе монеты изображён слон, идущий вправо и топчущий ногами змея draco.

Этот денарий был реставрирован Траяном и относится к победе римских легионов над Ариовистом и его германцами в 696 г. (58 г. до н. э.). Слон — символ имени Цезарь, которое, как утверждали древние, в пунийском языке означало слона. Змей draco, которого он топчет ногами, может означать галльский военный рог (carnyx), изображенный на монетах, отчеканенных в то же время на римском монетном дворе Д. Постумием Альбином Брутом. Мнение венгерского антиковеда Г. Альфёльди о том, что draco символизирует Африку, связано с тем, что он ошибочно датирует этот выпуск 47—46 гг.

См. также другую римскую монету этого времени.


Вернуться к общему просмотру драконографической коллекции

«Драконьи» термины

1998 Bob Eggleton - Scales of Justice fragment

Существует множество различных слов, имеющих прямое отношение к драконьей тематике. Не важно, кто был их автором и для какой вселенной писал, они могут встретиться где угодно. Чтобы не теряться в их разнообразии, предлагаем ознакомиться с этой подборкой. Читать далее

Василиск

2012 akonstad - the basiliskAlex Konstad «The Basilisk», 2012

Василиск — один из самых несчастных драконоидов. Первоначально он был конкретным персонажем — ливийским царём змей, обитателем опасных пустынь. Однако веками этот символ конкурировал с более сложными и пластичными протодраконами и не выдерживал конкуренции. Главным качеством василиска была способность убивать на расстоянии, поэтому олицетворял он только одно — смерть. Простую, не оставлявшую возможности героического подвига, неминуемую. При таких свойствах василиск не мог понравиться никому, и лишь случайное попадание в латинский перевод Библии как вольное обозначение змеи спасло его от полного забвения. Читать далее