С. Плетнев «Аспекты эволюции драконов»

Рецензия Сергея Плетнева на цикл «Слово о драконе» Павла Шумила была опубликована в первом выпуске альманаха «Наша фантастика», выпущенного издательством «Центрполиграф» в 2000 году.

LittleDrakon_2016_07_14_Kosha«Аспекты эволюции драконов: Абсолютно ненаучное драконоведческое исследование по Павлу Шумилу»

 

Как сказал классик, нужно брать музыку у народа
и только обрабатывать ее… Так я и делаю. Поэтому,
когда сегодня берешь у композитора — это, собственно
говоря, берешь у народа; берешь у народа — берешь
у себя. И главное, чтобы музыка была твоя. И кто говорит

плагиат, я говорю — традиция…
Ю. Энтин. Пиф-паф, ой-ой-ой!

Я грязью из-под шин плюю в чужую эту колею.
Эй вы, задние, делай как я, это значит: не надо за мной.
Колея эта только моя,
Выбирайтесь своей колеей, выбирайтесь своей колеей.

В. Высоцкий. Колея

Дракон! После стольких лет поисков, размышлений,
неудач он все-таки увидел живого дракона!

К. Саймак. Заповедник гоблинов

В Школе Гед прочитал о драконах все, что можно
было найти в древних книгах, но одно дело читать о
них и совсем другое — встретиться лицом к лицу.

У. Ле Гуин. Волшебник Земноморья

Всё течет, всё изменяется. Нельзя дважды войти в одну и ту же реку (опять цитата!). Изменяются герои Фёдора Михайловича Достоевского, да и герои других авторов тоже. Изменяются сюжеты, накапливается опыт. И не зависит это от того, пишет автор философский трактат или любовный роман. И вот смотрите — уже рыцарский средневековый роман (вспомните хотя бы «Замок Отранто») расщепляется на современные ужастики и фэнтези.

Точно так же технократическая фантастика времён Советского Союза плавно и незаметно перерастает в современную русскую фэнтези. Это не плохо и не хорошо. Это естественно. Всё вокруг развивается, движется… И вот уже нет такой святой веры в руки-крылья и сердце — пламенный мотор. Их сменили другие взгляды на мир и на людей, и всё чаще стали возникать мысли, что если и нет предела совершенству, то не за счёт технических достижений. «Что-то физики в почёте, что-то лирики в загоне» — извечный спор шестидесятых. Уже и вспомнить трудно, кто это сказал. Но это было так давно. И вот уже по всему миру семимильными шагами движутся рыцари и драконы, гномы и эльфы, оборотни и великаны, среди этих несметных полчищ всё чаще и чаще проскакивают могучие русские витязи, а им строят всевозможные пакости (а иногда помогают) лешие, кикиморы и прочая, такая родная нашему читателю отечественная нечисть.

Но…

Но есть вещи, не меняющиеся от века к веку, от книги к книге. Драконы — известные всем и в то же время загадочные для каждого из нас. Со времен старых добрых английских сказок драконы дожили до наших дней, и ещё как дожили. Они заполнили всё. Нет, по-моему, ни одной фэнтезийной (и не только) книги, где бы они не были хотя бы упомянуты. Их убивают рыцари, забивают дубинами предприимчивые крестьяне, с ними сражаются могущественные маги, их отравляют (в прямом и переносном смысле) слабые женщины, а они, погибнув, оживают в новом произведении. Такие вот «птицы фениксы современного средневековья». Оживают и принимаются опять за своё. Крадут принцесс, охраняют несметные богатства, нападают на караваны, требуют дань с городов. То есть занимаются тем, чем и должен заниматься нормальный среднестатистический дракон. Казалось бы, что еще можно ждать от дракона?

Конечно, образ дракона изменчив. Восходя к древнейшим змеям (нагам), он символизирует мудрость и коварство, жестокость и жадность. Реже, выпадая из общего ряда, некий отщепенец заводит дружбу с рыцарями и принцессами и очень обижается, если у его носа какой-нибудь неуёмный вояка начинает размахивать мечом. Но всё же… Дракон — традиционный символ зла, изощрённого, лишённого всякой жалости, обогащённого огромным житейским опытом (драконы никогда не умирают естественной смертью!).

Д р а к о н. Вы знаете, в какой день я появился на свет?
Л а н ц е л о т. В несчастный.
Д р а к о н. В день страшной битвы. В тот день сам Атилла потерпел поражение, — вам понятно, сколько воинов надо было уложить для этого? Земля пропиталась кровью. Листья на деревьях к полуночи стали коричневыми. К рассвету огромные чёрные грибы — они называются горбовики — выросли под деревьями. А вслед за ними из-под земли выполз я. Я — сын войны. Война — это я. Кровь мёртвых гуннов течет в моих жилах — это холодная кровь. В бою я холоден, спокоен и точен.

Евгений Шварц. Дракон

Этим всё сказано… Но вот среди полчищ подобных драконов появилось нечто… скажем, не совсем вписывающееся в общепринятые рамки. Такая белая ворона драконьего племени. Он не делает ничего такого, что делало бы его похожим на других драконов, а поступки его ставят в тупик любого. Узнали этого представителя отряда драконов? Нет? Тогда познакомьтесь: Мастер, Великий Дракон или Коша — дракон из сериала Павла Шумила. Давайте рассмотрим его поближе. Дракон по Шумилу — кто же он? Жестокая и умная боевая машина или весёлый любитель сокровищ и принцесс? Или что-то особенное…

По внешнему виду… ну не писать же тут в очередной раз, как выглядит обычный взрослый дракон, его каждый видел (хотя бы во сне или мечтах). Всё на месте. Голова на своём, крылья на своём. Даже хвост есть. В чем же главное отличие? А вот мыслит он как человек. Что же такое случилось, к чему бы это? Да все очень просто: это не сказочный дракон, а человек в теле дракона. Технические возможности цивилизации таковы, что уже можно создать себе любое тело. Ну не получилось у героя создать себе человеческое тело с неограниченными возможностями, не смог он. Ничего: дракон — тоже человек, хоть рогатый и с крыльями. А то, что крыльями можно и не махать, так кто про это знает? Вот только родства не помнит своего. Историю помнит — опять-таки не та история. Кто сам и откуда — тоже не помнит. Зато знаний — на пять гениев сразу. И музыку напишет, и картину нарисует. Опять-таки с поэмами и балладами — затруднений никаких. В компьютер влезть — тоже нет проблем, даже если пароль забыл. А уж поднять уровень цивилизации со средневекового уровня хотя бы до двадцать второго века Земли — мечта жизни! А что средневековый пейзаж вокруг — так это же не Земля, это совсем другая планета, да ещё в параллельном измерении. Да и люди поступают так, как им и положено, — на то они и люди, а не драконы какие-нибудь.

И вот карточный домик фэнтезийных декораций моментально разваливается под мощным прогрессорским натиском главного героя. Технократическая цивилизация тяжёлой, но уверенной поступью движется по крестьянским полям и замкам влиятельных сеньоров. Вот уже простая крестьянка может поболтать с подругой не выходя из дома, а не за горами тот момент, когда молодые и уверенные в себе герои под чутким руководством своего неизменного (и неуязвимого) лидера вырвутся в космос и понесут свои знания соседним мирам, прозябающим в невежестве и отсталости. Новоиспечённый янки при дворе инопланетного короля Артура. Но есть одна разница. Люди сами хотят этих изменений, они им нравятся, их принимают.

Весь цикл — это гимн техническим возможностям человека-дракона, лишённого присущих обычному человеку недостатков и ограничений. Правда, по наследству ему от своих соотечественников досталось немногое. Но главное, что ему всё-таки досталось, — это вера в безграничность своих сил и возможностей. Надо — восстановим разрушенную неумолимым временем базу, надо — построим новую, надо — соорудим современную технику и обучим владению ею друзей и соратников, надо — сокрушим могущественных противников прогресса.

Да, конечно, у героя обязательно есть противники. Но противники ли они ему по-настоящему? Сначала они представляются прозябающими в невежестве и косности. Но на деле они — средоточие знаний, да и цели у них, оказывается, те же, только путь они избрали иной, да ещё и внутренние противоречия, борьба взглядов и мнений… И вот уже в лагере бывших противников появляются сторонники, да не простые, а определяющие их политику.

Есть, правда, ещё одна маленькая, ну совсем крошечная проблемка. Главный герой одинок. Конечно, у него есть верные друзья и соратники, но они — люди. Именно люди — на двух ногах и без крыльев. Но ведь возможности человеческой мысли безграничны. И всё решается блестяще. Если генетическими методами можно получить одного дракона — почему бы не создать ему пару? А затем ещё проще, и размножаться драконы, оказывается, могут, да и лучших друзей в драконьи тела пересадить — пара пустяков. Правда, не все этого хотят, хотя возможностей у драконов гораздо больше. И летать можно, и бессмертие опять же. Только вот почему-то не все люди хотят бессмертия таким путем… и в этом тоже есть определённый смысл.

Ведь что важно? Важно, что весь цикл — это сага о сосуществовании двух биологических видов, собственно, людей и людей-драконов — людей и нелюдей одновременно. Да, люди и драконы могут жить в мире и понимании, только для этого нужно понять друг друга. Поставить себя на место другого, и тогда всё становится на свои места. Сразу исчезают проблемы и комплексы. Драконы всё же, несмотря ни на что, были и остаются людьми. Точнее, Людьми. Наверное, ещё большими Людьми, чем люди, их окружающие. Они совершают ошибки и промахи, и они отнюдь не идеальны. Что послужило причиной такой человечности? Может быть, их неуязвимость или огромный объем знаний, а может быть, накопленный жизненный опыт? Но ведь именно человек со своей уязвимостью и ограниченностью возможностей сумел создать себе такое тело, именно человек положил начало драконьему племени, а кроме всего прочего, зная о своем несовершенстве и уязвимости, эти люди готовы были отдать жизнь за своих друзей-драконов. Именно понимание этого и долг перед людьми делает этих драконов настоящими Людьми, правда, со всеми присущими драконам недостатками в виде бессмертия.

И ещё. Когда же люди будут жить счастливо? Может быть, когда они начнут чувствовать переживания друг друга? Несколько абсурдно звучит для человека. Не потому ли автор вложил такую возможность в общение между драконом и человеком? Не потому ли автор сделал только попытку, причём неудачную, развить эти свойства в человеке (повесть «Адам и Ева — 2»)? Проблема ещё только поставлена. Может быть, автор, а может, тот, кто подхватит эту эстафетную палочку, смогут решить её? А может, её вообще не надо решать? Но это уже вопрос будущего.

Как всегда, не все части цикла равнозначны. Самая первая — всё-таки самое-самое. Да и вторая часть, «Последний Повелитель», ничуть не хуже. Дальше идет извлечение из найденного клада всего, что только можно. «Давно забытая планета», как и «Дракон замка Конгов», вполне добротные вещи, но… Однако дальше неожиданный скачок, и вот новая жемчужина — перед вами «Стать драконом» и «Осколки Эдема». Если вы не достали первых книг и начали с них, то можно считать, что именно это — начало. «Иди, поймай свою звезду», «Караван мертвецов» и «Адам и Ева — 2» — тоже неплохо, но всё в мире относительно.

Прав тот, кто что-то делает. Критиковать можно всё, это проще. Н. А. Бердяев говорил: «Лучше быть второразрядным творцом чего-то, чем перворазрядным творцом о чем-то». Павел Шумил рискнул творить своё «что-то». Рискнул творить и получил результат. А где взять идеальных писателей? Даже те, кого мы считаем классиками, далеки от абсолютного совершенства. В любой книжке можно найти кучу несоответствий мировым закономерностям. Можно накопить определённое число стилистических и грамматических ошибок. Можно придраться… Но стоит ли это делать? Ведь читается. На одном дыхании, с бессонными ночами и красными от усталости глазами. Значит, что-то в этом есть, значит, вещь удалась. Жалко только, что очень мало, что продолжения, наверное, и не дождешься, а если оно появится, быть может, окажется хуже…

И всё-таки очень здорово. Здорово, что кто-то сумел взглянуть на драконов по-новому, открывая, быть может, новое направление (говорят, что всё новое — это хорошо забытое старое) в современном драконоведении, направление, которое, несомненно, займёт надлежащее ему место. А может быть, про драконов ещё не всё сказали? Может, дракон — это что-то совсем другое?

Правда, за драконами не видно ещё одной идеи, быть может, более глубокой, чем замысел о драконах. В книге часто мелькает знакомое слово «прогрессоры». Второй план книги оказывается более мощным, полемичным, что ли, чем первый.

«… Но стоит ли лишать человечество его истории? Стоит ли подменять одно человечество другим? Не будет ли это то же самое, что стереть это человечество с лица земли и создать на его месте новое?»

А. и Б. Стругацкие. Трудно быть богом

Как просто решить эту проблему, если ты поставлен в безвыходное положение. Но кто, как не автор, ставит героя в то положение, в котором мы его видим?

Книги Павла Шумила невероятно эклектичны. Это традиция «старой фантастики». Сотни разных общечеловеческих вопросов возникают, иногда решаются, но чаще остаются открытыми. Проблемы любви, дружбы, умения понимать друг друга, существования идеальной семьи и венца всему — идеального общества. Незаслуженно забытые идеи и традиции старой школы мастеров советской фантастики. Что плохого можно увидеть в здоровом оптимизме, вере в Человека, в его будущее — красивое и радостное?

Серия о драконах вобрала в себя идеи не только Стругацких, но и развила замыслы Казанцева и других, ныне почти забытых авторов. Заслуженно ли забытых? Но это уже тема для отдельного разговора.


Прочесть книгу Павла Шумила «Слово о драконе» можно здесь.

Ответить

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>