Зиланты «Он и она»

Зилант, драконообразный персонаж из фольклора, — популярный образ в Казани. Здесь можно увидеть много его воплощений, как традиционных (змей с крыльями и двумя лапами), так и современных, одраконенных. Однако самое яркое и запоминающееся воплощение — это пара зилантов у центра семьи «Казан».

2016 Kazan - Zilant On - press small«Зилант Он», защитник. Фото пресс-службы президента Республики Татарстан, 2016

Скульптурная инсталляция «Он и она» расположена у входа в центральный ЗАГС Казани. Её автор, бурятский скульптор Даши Намдаков, широко известен своими мифологическими работами. Зиланты интерпретированы как драконы — современные, фэнтезийные, а значит, не связанные с негативной символикой средневекового чудовища. «Он и она» представляют собой хранителей семейных ценностей. Самец стоит на страже, в то время как самка сидит вместе с малышами. Размер их — внушительный («Он» достигает высоты 7,8 м, «Она» — 6 м).

С другой стороны здания расположена ещё одна пара мифических существ — крылатые барсы со своими детьми. Центр семьи «Казан», спроектированный Даши Намдаковым, открылся в 2014 году, однако без скульптур. Бронзовые скульптуры в авангардном стиле были созданы позже: их отлили по эскизам автора в мастерской художественного литья Массимо дель Киаро в итальянском городе Пьетрасанта. Торжественная церемония открытия в Казани прошла 26 июня 2016 года с участием президента Татарстана Рустама Минниханова, мэра Казани Ильсура Метшина и самого автора Даши Намдакова.

2016 Kazan - Zilant Ona - Rustam Minnihanov fragment«Зилант Она», кормящая мать. Фрагмент фотографии Р. Минниханова, 2016

Яркие и необычные, зиланты-драконы вызвали бурное обсуждение как до, так и после их появления в Казани. Многие решительно возражали против них, считая творчество Намдакова неуместным по тем или иным причинам. Главные возражения носили религиозный характер: жители столицы мусульманской республики посчитали зилантов символами другой веры — тенгрианства. Марья Леонтьева, координатор центра прикладной урбанистики Казани, исследователь ЦПУ при МВШСЭН, отметила анималистические формы творений Намдакова, относящиеся больше к языческому, монгольскому стилю, и усомнилась в их уместности в республике, где основными религиями являются ислам и христианство.

Художник Ильгизар Хасанов полагает, что образ зилантов — это смешение личных фантазий автора с фэнтези, и ему место в личной коллекции владельца замка. Татарский архитектор и краевед Сергей Саначин усмотрел в стиле Намдакова китайские мотивы, которые счёл неуместными в Татарстане. Полагали также, что чудовища возле ЗАГСа неуместны, агрессивны и будут пугать детей.

Однако опасения не подтвердились. Многие люди пришли в восторг, увидев зилантов вживую. Даже те, кто не любит фэнтези, находят их «потрясающими» и «грациозными». Их необычная внешность прочитывается как свидетельство развития, пути в будущее, при том, что символизм связывает их с традицией и вечными ценностями.  «Гордые, сильные и непобедимые Он и Она. Прекрасные ассоциации на самом деле», — пишут сторонники зилантов. А вслед за родителями позитивное отношение проявляют и дети.

2016 Kazan - Zilant On - Nina Zherebcova fragment«Зилант Он». Фрагмент фотографии Н. Жеребцовой, 2016

Нельзя не признать, что зиланты получились неоднозначными. Кто-то называет их «стильными», кто-то «уродливыми», кто-то «зловещими», а кто-то — «защищающими семью», ведь «зиланты выглядеть умиротворяюще не могут по умолчанию». Однако скульптуры необычные и впечатляющие — и, значит, определённо оставят свой след в истории.

Ответить

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>