Институт драконологии

Алистер Муркерри, 3 декабря 2023 года

Изучение драконов, согласно современным мифам, подразумевает организацию, занимающуюся этим в качестве профессиональной деятельности. В фэнтези это школа магии с колдунами-драконоведами, в других случаях — некий НИИ драконологии государственного уровня (понимаемый обычно иронично, как НИИ ЧАВО Стругацких). А что же в действительности?

На данный момент научных организаций, выделенно занятых исследованием темы дракона, не существует. Таковые исследования либо включены в более широкий круг тем, как в случае с китайским «Центром исследований китайской культуры дракона и феникса» (Чжунхуа лун фэн вэньхуа яньцзю чжунсинь, основан в 2005 году), либо разрозненно встречаются у представителей разных направлений, берущих в фокус тему дракона лишь на время. Например, известно о случае в западной науке, когда академическое исследование дракона высмеивалось в рамках той организации, где велось, в результате чего учёный предпочёл сменить род деятельности, чтобы не бодаться со стереотипами.

Давняя европейская традиция, говорящая, что драконы — это «стыдно», «несерьёзно», «для детей», является ключом к тому, почему драконология не признана как наука и, соответственно, исследователи разобщены. Дж. Р. Р. Толкин критиковал эту стыдность в среде учёных ещё в 1936 году, о вреде разрозненности в 1992 году писал Чжао Цигуан, но с тех пор в западной и российской науке ничего существенно не изменилось. Современные мифы сильны, и раз драконология понимается как игра в науку, то и «институт драконологии» понимается как декорация для игры. Этот мотив регулярно возникает в художественных произведениях. Например, в детской развлекательной книге «Драконоведение» Эрнеста Дрейка (2003) есть «Тайное и Древнее Общество Драконоведов», в котором главный герой занимает должность Главного Драконьего Специалиста. Но большее влияние оказало другое художественное произведение — «Трактат о драконах» Яна Словика (1958, 1993, 2010). На этой книжке прямо написано: «Настоящее издание осуществлено при поддержке Международного института драконологии».

Международный институт драконологии

Ироничный мистификатор Ян Словик писал не о драконах, а о людях. Характер его работы становится понятен уже из полного заглавия: «Трактат о драконах. Пособие для начинающих психологов, психопатов и всех людей доброй воли, а также — участников различных семинаров и тренингов, равно как и современных алхимиков». Весь текст представляет собой набор шутливых афоризмов, обращающих внимание на разные аспекты психологии человека. Поэтому он очень ценится теми людьми, которые не замечали раньше этих аспектов в своей жизни (вплоть до того, что они считают Словика гениальным). Соответственно, «Международный институт драконологии» — это очередная его шутка, отсылающая скорее к самопознанию, чем к науке.

Тем не менее, дополненные издания «Трактата о драконах» выходили в печать именно в связи с темой дракона. В 1993 году стимулом для этого послужил фильм «Парк юрского периода», а российское издание 2006 года вышло на волне массового интереса к сказочному драконоведению, воплощённому множеством книг и телепередач.

Затем творчество Словика вдохновило некоторых его читателей из России. В 2006 году они объявили об открытии (в Интернете) Международного Института Драконологии, продолжающего стиль и высокую игру Словика. Например, так выглядело приглашение веб-дизайнера:

«Международный Институт Драконологии (МИД) ищет веб-мастера, которому выпала карма сделать сайт МИДа.
— заработная плата выплачивается приступами головными болями, часами бессонницы, нервными тиками, наплывами радости и минутами откровений. Ученый Совет всегда готов рассмотреть Ваш запрос о повышении уровня оклада. Возможны также премии, отпускные и погребальные.
— в связи с вредностью работы рекомендуем пить настой мандрагоры с добавлением 10-ти процентного мышьяка на кончике сахарной головки».

С одной стороны, это ярчайшее выражение мифа о сказочном драконоведении. С другой стороны, изнанка этой игры выявляет совершенно несказочные мотивы и векторы движения. Как минимум двое представителей МИДа (если их когда-либо было больше) — это воронежские прозападные активисты Межрегиональной Правозащитной Группы (в их числе Ирина Аксёнова). Так, в декабре 2012 года в обсуждении «революции через соцсети» рассматривался Андрей Юрьевич Юров — один из наиболее активных борцов «за всё хорошее против всего плохого» в Воронеже. Среди организаций, к которым он имел отношение, были Московская Хельсинкская Группа, Межрегиональная Правозащитная Группа и, среди прочего, Международный Институт Драконологии. Блогер Василий Лизюков по этому поводу писал:

«Но что такое Международный Институт Драконологии? Удивительно! А вот это к опасной дискуссии о масонстве, наверняка. […] Ну а далее следует изображение рогатого дракона, жующего игральные карты. Что это? Андрею Юрьевичу за 50 лет, и он что, увлекается ролевыми играми? Кто заглядывал в кабинет г-на Юрова лет 6-7 назад (за теперешнюю обстановку сказать не могу), мог бы увидеть интересные вещи, отсылающие к булгаковскому “Мастеру и Маргарите”: элегантно стоящие в углу жестяные рапиры, чёрные шляпы с перьями и чёрный плащ на вешалке, и, кажется, низкую скамеечку под ними, а также самого Андрея Юрьевича, его массивный перстень на пальце и причудливо выбритую бородку в виде 5 лучей, идущих ото рта к подбородку. Создаётся впечатление, что Юров немного играет в профессора чёрной магии. Близко знакомый мне человек, ровесник Юрова, в 80-90е годы участвовавший в профсоюзной и прочей антисоветской деятельности, рассказывал, как после первой загранпоездки (кажется, в Италию), Андрей Юрьевич хвастался, что был посвящён там в масоны».

По словам Константина Георгиева, переводчика текстов Словика, на 2009 год эти люди относились к драконологии по-разному. Помимо игры в драконоведов для кого-то из них МИД был просто приколом, а для кого-то — способом выйти в разные среды (в том числе на настоящее исследование). С позиции 2023 года культурная и политическая составляющая этой игры выглядят серьёзным негативным фактором, привязанным к теме дракона. МИД является ещё одной наглядной иллюстрацией, что мифологизированность темы дракона делает её укрытием для маргиналов.

Для противодействия такому положению дел в 2009 году возникла другая организация — неформальное исследовательское общественное объединение «Российский институт драконологии» (РИД).

Российский институт драконологии

Засилье сказочного драконоведения и игнорирование академической наукой современного дракона побудили меня организовать иной подход к теме дракона — более соответствующий действительности. «Российский институт драконологии» был основан как площадка для коллективной работы по следующим направлениям:

  1. поиск имеющейся научной литературы по теме дракона (оцифровка, сортировка, перевод на русский язык);
  2. сбор современных представлений о драконе (в фантастике, в среде любителей, в эзотерике и лженауке);
  3. социологические опросы и сбор мировоззренческого материала в среде русскоязычных людей с драконьим альтер-эго (драконье сообщество);
  4. установление контактов между учёными разных стран, заинтересованными в теме дракона.

РИД изначально подразумевался как инструмент для работы, а не красивый фасад с выдачей липовых званий и дипломов. Основные участники объединения признавали, что на старте РИД является любительским объединением, и концентрировались на задачах, которые позволят перевести его на профессиональный уровень в будущем — в основном на задачах сбора литературы или фиксации материала для будущего анализа. Статьи РИДа иногда используются как источники в соответствующих публикациях (таких, как научная статья Г. А. Трофимова «Образ дракона в современном молодёжном творчестве (на материале сообщества азеркинов)», 2014, или популярная книга творческого тандема Олег Ивик «История и зоология мифических животных», 2017). Особенно полюбилась общественности статья В. В. Горошкова «Огнедыхание дракона» (2011), описывающая и оценивающая реалистичность различных идей о драконьем дыхании. Эта статья написана на базе общего материала об огнедыхании в художественных произведениях и представляет собой наглядный пример коллективной работы в рамках РИДа.

Всего в деятельности РИДа принимали участие около полутора десятков человек, как постоянных участников, так и волонтёров. Активная работа начала быстро выявлять те проблемы, с которыми сталкивается любой всерьёз заинтересованный в теме исследователь — мифологизированность дракона и его изучения. Практически сразу был вскрыты мифы «драконы — это такие животные, но их не существует», «в серьёзной науке стыдно заниматься дракончиками», «драконы были только в древности», «современные драконы — только коммерческое поделие и недостойны внимания» и пр. Параллельно с этим выявился большой пласт лженаучных и эзотерических материалов, ошибочно воспринятых в академической науке.

Эпизодичность интереса и социальная проблемность темы дракона для учёных не позволили осуществить главную функцию РИДа — объединение. Хотя Чжао Цигуан одобрил организацию РИДа, сам он за прошедшие годы давно перешёл к теме даосизма как основному научному интересу. Тем более эпизодичность интереса демонстрировали волонтёры. Большинство любителей хочет почитать готовые материалы или присоединиться к «интересной деятельности» на некоторое время, но не готово получать соответствующее образование и выбирать тему дракона на годы вперёд. В итоге драматические события в жизни основных участников РИДа, а также гибель одного из основателей к.т.н. А. И. Литвина-Поповича в 2014 году привела к, фактически, прекращению какой-либо деятельности в объединении.

С 2014 года работа РИДа осуществляется в рамках авторского энциклопедического проекта «Драконы XXI века» (DXXI). При необходимости РИД может быть восстановлен в полном функционале. А о каких-либо других объединениях с названием «институт драконологии» мне неизвестно.

В оформлении страницы использована работа
М. Д. Третьяковой «НИИ драконологии», 2020 / 2022.

Добавить комментарий

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.