Между наукой и фэнтези

Алистер Муркерри, 10 декабря 2023 года

Драконология часто воспринимается как развлекательное чтиво для любителей драконов. Но это не её особенность; то же самое можно найти в темах куда более древних и авторитетных — например, в исследовании христианства.
Вот что пишет историк Константин Ковалёв-Случевский:

«Историку, работающему над житиями, приходится искать ответы почти ежедневно. Не всякий исследователь возмётся за такой труд. Святость отнюдь не простая тема… Как мы уже говорили, современных читателей интересует история, но одновременно, как это ни странно, она, оказывается, их… не интересует. Даже любящие историю читатели иногда рассуждают так: нам нужен острый сюжет, современные диалоги, быстрые действия, битвы, интриги, и чтобы это было завлекательно, интересно. Короче говоря, нужен “читабельный текст”, почти фэнтези, некое псевдоисторическое чтение. А как же реальная история? Ответный вопрос потребителя книг: зачем? Ведь если это будет скучно, тогда никто читать не будет…»

Цит. по: Ковалёв-Случевский К. П. Георгий Победоносец. Жизнеописание и деяния. — М.: Молодая гвардия, 2020. — С. 7.

Цит. по: Ковалёв-Случевский К. П. Георгий Победоносец. Жизнеописание и деяния. — М.: Молодая гвардия, 2020. — С. 7.

В данном случае автор пытается найти баланс на стыке церковного и светского. Это логично: для религиозного человека жития святого Георгия будут значить куда больше, чем для простого любопытствующего.
Примерно в таком же положении нахожусь и я, пытаясь найти баланс между хардкорной наукой и сказочными драконоведеньями. Правда, в теме дракона нет общепризнанной религии, которая бы однозначно привлекала интерес верующих. Здесь есть пёстрое многообразие личных мифов, имеющих общие корни, но никаких общих догм.

Поэтому в драконологии складывается «нелюбовный треугольник»:

  1. тех, кто верит и потому не признаёт ролевиков/фанатов и учёных,
  2. тех, кому наука скушна, а верующие — какие-то сомнительные фрики,
  3. реальной науки, которая не производит продукта ни для первых, ни для вторых, а просто познаёт действительность.

Вопрос популяризации науки (то есть наших знаний о том, каков мир на самом деле) давно понимается как сложный. В наше время науке противостоят голливудщина (как характер продукта) и маркетинг (как способ преподнесения продукта). Общество потребления потребляет, и скормить ему легче то, что цепляет самые примитивные рецепторы. Прочитать сказку и почувствовать себя первооткрывателем куда проще, чем получить образование, проделать долгую утомительную работу и действительно что-то открыть. А потому вместо восторга настоящего познания мира предлагаются «познание-заменители идентичные натуральным» — наукообразные обёртки, подлоги и вау-эффект.

Найдётся ли хорошее решение для передачи реальных знаний о мире, покажет время.

Добавить комментарий

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.