С чего начать в теме дракона?

Алистер Муркерри, 21 мая 2021 года

Если кто-то ещё ничего не знает про драконов, закономерно будет спросить совета у тех, кто в теме уже давно: «С чего начать?» Обычно изучение темы начинают с классики. Но в случае с драконом это затруднительно. Ведь классикой считают в первую очередь то, что требует квалифицированных специалистов, — мифы и легенды. И я никому не могу посоветовать начать с мифов.

Читать далее

Я. В. Фролов, О. И. Чекрыжова «Изображение головы фантастического хищника из кургана 1 могильника Михайловский VI и его параллели в искусстве народов Азии»

Материал из научной библиотеки проекта DXXI

Об авторах: Фролов — кандидат исторических наук, Чекрыжова — кандидат исторических наук
Опубликовано: Фролов Я. В., Чекрыжова О. И. Изображение головы фантастического хищника из кургана I могильника Михайловский VI и его параллели в искусстве народов Азии // Михайловский район: очерки истории и культуры. — Барнаул. — 1999. — С. 51-65.
Оцифровка, корректорская работа: Н. В. Бардичева, 2020

Находки предметов искусства в курганах раннего железного века Кулунды очень редки. Связано это прежде всего с тем, что большинство подкурганных захоронений в лесостепном Алтае ограблено. Поэтому любая вещь, выполненная в художественной манере, является уникальной и подвергается исследователями всестороннему анализу. При их внимательном изучении можно выяснить не только хронологию, культурную принадлежность погребений, где были обнаружены такие изделия, межэтнические взаимосвязи древнего населения, но и реконструировать некоторые черты мировоззрения древних народов. Находка навершия гривны, выполненная в виде головы фантастического существа из могильника Михайловский VI, один из немногих предметов, которые могут пролить свет на прошлое населения Кулундинской степи в раннем железном веке. Рассматриваемое нами навершие найдено в грабительском перекопе практически полностью разрушенного бокового погребения № 2 и представляет собой обломок браслета или, что наиболее вероятно, шейной гривны. Оно изготовлено из листового золота, покрывающего железную основу. Максимальная длина изделия 2,8 см, ширина 1,2 см. Навершие выполнено в виде головы животного с раскрытой пастью. Широкий нос зверя приподнят и украшен вертикально волнистыми линиями, имитирующими складки кожи, спереди двумя кружками обозначены широкие ноздри. Подобным же образом декорированы полусферические объёмы по бокам головы, напоминающие львиную гриву. Глаза вытянутой формы чётко очерченные, моделировка поверхности над глазом создаёт впечатление приподнятой брови. К верхней губе этого существа припаяны три коротких проволочных, четырёхгранных в сечении отрезка. Их концы обломаны. Длинные, остроконечные выгнутые вперёд рога S-образной формы покрыты рельефным орнаментом, передающим фактуру рога. К нижней губе и к основанию шеи зверя припаяны две круглых в сечении проволочных петли, служившие, вероятно, для крепления каких-то подвесок. Шея животного орнаментирована короткими насечками (рис. 1,1). Реконструкция данной гривны показана на рис. 4-3 и способы ношения подобных фрагментов на рис. 4-5, 4-6.

Данная находка уникальная сама по себе. Ничего подобного археологами в погребениях раннего железного века Западной Сибири ещё найдено не было.

Читать далее

Т. В. Голосова «Символ дракона сквозь века и культуры»

Материал из научной библиотеки проекта DXXI

Об авторе: нет данных
Опубликовано: Голосова Т. В. Символ дракона сквозь века и культуры // Бог. Человек. Мир. Материалы ежегодной научной конференции. — СПб: Издательство Русского Христианского гуманитарного института, 2001.
Комментарий: доклад на христианской конференции «Бог. Человек. Мир» 24 декабря 2000 года в секции «Религиоведение, философия, богословие».

Дракон — рептилия, воплощающая первобытную мощь: создание настолько древнее, что человеческое воображение вынуждено возвращаться на 70 мил. лет назад, в эпоху динозавров, чтобы понять, что он собой представляет. Так как драконы, в основном, благоприятные символы на Дальнем Востоке и недоброжелательны на Западе, их символизм не такой прямой, каким мог бы быть.

Читать далее

Стоит ли это исследования?

Алистер Муркерри, 12 июня 2020 года

Когда заходит речь о драконологии как науке, часто высказывается мнение, что настоящая наука делается серьёзными учёными в крупных НИИ, и если таковых нет, то предмет изучения ненаучен и внимания не стоит. Показательна в этом смысле следующая печальная история:

Читать далее

А. М. Беленицкий, В. А. Мешкерис «Змеи-драконы в древнем искусстве Средней Азии»

Материал из научной библиотеки проекта DXXI

Об авторах: Беленицкий — доктор исторических наук; Мешкерис — доктор исторических наук
Опубликовано: Беленицкий А. М., Мешкерис В. А. Змеи-драконы в древнем искусстве Средней Азии // Советская археология. — 1986. — № 3. — С. 16-27.
Оцифровано: Н. В. Бардичева, 2020

Интерес исследователей к культу змеи в древней Средней Азии проявился с момента находки каменного изваяния змей в Фергане (кишлак Сох). Г. Кастанье в 1913 г., публикуя памятник, впервые попытался на основе мифов народов мира раскрыть некоторые семантические аспекты культа змеи, которые могли иметь место в Средней Азии. С обычаем офилатрии (приношение жертв змее) он связал уникальное глиняное скульптурное изображение пятнистой двуголовой змеи, найденное под Ташкентом в начале XX в. [1, с. 17-24].

Попытку интерпретации этого зооморфного образа на материалах среднеазиатской археологии предпринял в 1956 г. М. Э. Воронец [2]. Он видит в изображениях из Соха определённый вид распространённых в Средней Азии змей — эфы, главной отличительной особенностью которой является пятнистость. Этот и некоторые другие признаки дали повод сопоставить сохских змей не только с изображением рептилий на памятниках эпохи бронзы Средней Азии, но и с некоторыми памятниками древности Месопотамии, относимыми к эпохе Шумера. Приведённые аналогии позволили исследователю датировать изваяние из Соха эпохой бронзы, II тыс. до н. э.1

Читать далее

Как появилась Драконология.РФ

Алистер Муркерри, 6 июня 2020 года

Дракон интересовал, интересует и будет интересовать людей во все времена. Здесь под «драконом» я понимаю не только, собственно, морфотип «четвероногое перепончатокрылое существо» с рядом деталей, но и все его родственные и исторические варианты. Это химерическое создание — пластичное, летучее и властное — во всех случаях значит что-то особое в жизни человека. Кажется, теперь мне ясно, почему существует такая каша в значениях слова «дракон», почему «драконами» называют всевозможных чудовищ и химерических существ. Человечеству нужно, чтобы существовал дракон как метафора внешнего мира (в понимании Я. В. Чеснова или ином).

Читать далее

В. В. Андерсен «Магические способности дракона и рыси в античных и средневековых представлениях»

Материал из научной библиотеки проекта DXXI

Об авторе: искусствовед
Доклад: Андерсен В. В. Магические способности дракона и рыси в античных и средневековых представлениях // Зверь и человек в западноевропейских и американских литературах / XLI Международная филологическая конференция. Филологический факультет СПбГУ, 26-31 марта 2012 г.

Среди огромного количества существ, которые в Античности и Средневековье наделялись магическими свойствами, нельзя не обратить внимание на сходство ряда способностей между, казалось бы, никак не связанными между собой животными: драконом (змеёй) и рысью. Эти способности прежде всего следующие: сверхъестественное зрение, связь с золотом и драгоценностями, магические камни, которые «добываются» из этих животных.

Читать далее

Актуальные вопросы драконологии

Алистер Муркерри, 2 июня 2020 года

Ниже приведённый список тем составлен на основе первичного анализа научной литературы о мифическом змее, драконе и родственных персонажей. Он показывает перспективные вопросы, способные значительно расширить и углубить понимание различных аспектов, связанных с драконоидами, в разных научных дисциплинах.

Символ ☆ означает, что наработки по этой теме есть в проекте «Драконы XXI века» (DXXI).


  • Конкретизация понятия «дракон» в науке, выделение обобщающего понятия для змеиных, химерических и драконообразных персонажей разных регионов и исторических периодов ☆
  • Словарное толкование «дракона» в различных языках ☆
  • Иконография змея, дракона и драконообразных разных регионов и исторических периодов ☆
  • Сравнительный подход к западным (фольклорные змеи, драконы) и восточным (нага, лун) драконообразным персонажам
  • Современное представление о китайском луне в Китае и за его пределами (на постсоветском пространстве, в Европе, в Северной Америке, в других регионах)
  • Западный лун как результат усвоения образа восточного луна странами Европы и Америки
  • Взаимодействие традиционных японских драконообразных персонажей с современными в рамках американизации Японии
  • Глобализация и сохранение традиционных народных персонажей (лун, аждаха, вишап и пр.)
  • Дракон в культуре СССР: популярные мотивы, образ, идеологическая значимость ☆
  • Дракон в поэме «Беовульф» и его современные воплощения в кинематографе и мультипликации ☆
  • Дракон как инструмент национальных и политических интересов ☆
  • Дракон в карикатуре ☆
  • Дракон в видеоиграх как игровой и неигровой персонаж
  • Драконьи персонажи как аватары интернет-пользователей: источники, характеры, образы

В. Д. Кубарев «Змеи-рыбы-драконы в петроглифах Алтая»

Материал из научной библиотеки проекта DXXI

Об авторе: доктор исторических наук
Опубликовано: Кубарев В. Д. Змеи-рыбы-драконы в петроглифах Алтая // Древности Алтая. Межвузовский сборник научных трудов. — Горно-Алтайск: ГАГУ, 2002. — № 9.
— С. 62-67.
Оцифровано: Центр Новых Информационных Технологий Горно-Алтайского Государственного Университета; корректорская работа: Н. В. Бардичева, 2020

В наскальных изображениях Алтая и соседней Монголии повествовательные сюжеты с рисунками змей, рыб и тем более драконов являются большой редкостью. Ряд лаконичных сцен с указанными персонажами и их семантика рассматриваются в предлагаемой статье.

Далее

Я. В. Чеснов «Дракон: метафора внешнего мира»

Материал из научной библиотеки проекта DXXI

Об авторе: кандидат исторических наук
Опубликовано: Чеснов Я.В. Дракон: метафора внешнего мира // Мифы, культы, обряды народов зарубежной Азии / Отв. ред. Н. Л. Жуковская. — М.: Главная редакция восточной литературы, 1986. — С. 59–72.
Оцифровано: неизвестно; устранение ошибок оцифровки: Н. В. Бардичева, 2020

Синкретический облик дракона тысячелетиями волновал вооб­ражение людей. Он известен и создателям древнейших цивили­заций, и эскимосам, не знавшим классового общества, и совре­менным развитым народам. Распространение мифа о драконе столь универсально, что известный швейцарский психиатр и историк религии К. Г. Юнг отнёс дракона к системе архетипов человечества — наследственно передающихся схем, эмоционально окрашенных, но априорно формирующих представления [1]. В этом случае, если согласиться с Юнгом, человечество сохранило в своей памяти информацию о звероящерах, о жестокой реальности, в которой жили далёкие предки людей.

Историкам религии, мифологии и искусства ещё трудно про­следить все этапы генезиса образа дракона. Ясно только, что он был избран для символического обозначения разных, но важ­нейших понятий в жизни человека: титанических стихий природы, космических сил, света и тьмы, таинственно возникающей жизни и трагедии смерти, мудрости и косности. Значения, объединяемые в одном образе, очень противоречивы, и это вынуждает нас сделать попытку подойти к рассмотрению образа дракона не только с по­зиций его исторического развития, анализа процесса, т. е. посте­пенного включения в него черт отдельных реальных существ, комбинаций этих черт в разных локальных традициях, но и с точки зрения его концептуального (сущностного) единства, феноменоло­гически выраженного фантастическим сочетанием разнородных черт. Как отдельные черты, составляющие облик дракона, несут свою символику, так и образ в целом выступает как символ нового уровня, символ символов. Раскрыть содержание такого символа невозможно, если идти от его частных составляющих.

Читать далее